Красная Книга Челябинской области

 Красная Книга, флора, фауна и ООПТ Челябинской области и Южного Урала

Красная Книга

  Новости | Фотогалерея | Форум | Документы: ООПТ, флора и фауна
Красная Книга Челябинской области | Красная Книга Башкортостан



Реклама

АРКАИМ  

Стенограмма заседания Президиума Уральского отделения АН СССР «Об обращении творческой интеллигенции к ученым Урала по вопросу сохранения уникального археологического памятника Аркаим»
  
   Председатель УрО АН СССР академик Г.А.МЕСЯЦ - Товарищи, история такова, что найден уникальный археологический памятник. У меня есть письмо, подписанное многими известными литераторами, учеными, творческой интеллигенцией, о сохранении этого памятника. Я думаю, что сегодня мы должны хотя бы понять, что здесь происходит, и выработать свою определенную позицию. Пожалуйста.
  
   В.В.АЛЕКСЕЕВ (директор Института истории и археологии УрО АН СССР)
  
   - Я сейчас попытаюсь ответить на два вопроса, поставленные Геннадием Андреевичем: что это такое и что там происходит.
  
   Прежде всего, хотелось бы сказать, что в исторической литературе давно и хорошо известно о знаменитой андроновской культуре. Ее носители в эпоху бронзы (II - начало I тыс. до н.э.) населяли южно-уральские степи и прилегающие к ним районы Казахстана. В последние годы экспедициями Уральского госуниверситета под руководством Владимира Федоровича Генинга и Челябинского госуниверситета под руководством Геннадия Борисовича Здановича было установлено, что в XVIII-XVII в. до н.э. в составе андроновской общины началось функционирование крупной протогородской цивилизации. Эти работы проявили особый резонанс после открытия в 1987 г. доцентом Здановичем поселения Аркаим. В настоящее время разведками и аэрофотосъемками обнаружено свыше 10 групп подобных памятников. Однако только 3 из них имеют хорошую сохранность, в том числе городище Аркаим. Группа состоит из «городского» центра, сельскохозяйственной округи, полей древнего земледелия и могильников. «Города», типа Аркаим, служили местом обитания земледельческо-скотоводческих общин. Найдены крупные остатки этой цивилизации. Хотелось бы акцентировать внимание на том, что Г.Б.Здановичем высказаны соображения о найденных спрямлениях русел рек, идущих в районе этого городища, и высказано предположение о возможности использования в древности ирригационных систем для возделывания полей. То есть поливное земледелие существовало и в древней эпохе, но на несколько другой основе, чем сейчас. Этот памятник имеет общекультурное, не только национальное, но и мировое значение. После XVII века до н.э. памятники протогородской цивилизации исчезают с территории Южного Урала и Казахстана. В этой связи ученые ставят ряд вопросов, почему это происходило. Первый вопрос - что послужило основанием бурного социально-экономического и культурного подъема синташтинско-петровской культуры из андроновской группы? Второй вопрос - в чем причина ухода населения с этих территорий? Третий вопрос - куда был направлен их путь движения? В целом, видимо, можно поставить вопрос шире - как понимать эту культуру? Или это самостоятельная культура, или это оконечность одной из азиатских культур, или эта культура связана с индоиранской цивилизацией, которая уже имеет мировую ценность? Для решения этих вопросов Институтом истории и археологии и Челябинским госуниверситетом запланирован специальный полевой семинар, который состоится летом этого года, куда будут приглашены специалисты не только Урала, но и центральных научно-исследовательских учреждений археологического профиля для того, чтобы ответить на эти вопросы. Сразу на них ответить не удастся, но мы надеемся, что нынешний симпозиум внесет ясность в решение всех этих вопросов. Если удастся доказать, а мы на это надеемся, что то население, проживавшее на этой территории, связано с индо-иранской цивилизацией, которая, как известно, имела мировое значение, то в этой связи значение этого памятника еще более возрастает. Сейчас практически сомнений на этот счет нет, но я говорю альтернативно, потому что это наука и эти вопросы придется еще доказывать. В связи с большой общекультурной ценностью Аркаима встает вопрос о его спасении как культурно-исторической ценности.
  
   Хотелось бы подчеркнуть, что кроме Аркаима в зоне затопления Караганской ГЭС в настоящее время известно еще 30 крупных памятников. 3 памятника уже разрушены при строительстве плотины, 6 памятников распаханы, остальные находятся в относительно нормальном состоянии. Работами археологов доказано, что Караганская долина, где строится плотина, является настоящим археологическим заповедником, который имеет большую общекультурную ценность и представляет древнюю историю южноуральского населения в условиях степной экосистемы. Изучение этих проблем представляет огромную историческую ценность. Два года исследований, которые вели ученые Челябинского университета, дали очень интересные материалы и вывели археологов на возможность музеефикации этого уникального памятника. Аркаим можно раскапывать и дальше, но это огромная работа, которая займет еще много и много лет. Но если эти работы удастся выполнить, то после затопления крупным водохранилищем городище Аркаим будет размыто. Поскольку это не стены афинского Акрополя, а холм с древними постройками. Как только он будет залит водой, он будет полностью уничтожен, погибнет навсегда. Поэтому лучшим вариантом решения проблемы было бы сохранение этого памятника в его естественном состоянии (каким он является сейчас) для дальнейшего изучения и экспонирования населению. Поэтому предлагаются соответствующие меры для спасения данного памятника. Они изложены в тех документах, которые представлены членам Президиума, но для собрания я хочу их назвать.
   Для того, чтобы сохранить памятник и не допустить его гибели, есть предложение обратиться в Совет Министров РСФСР с предложением об отмене строительства Караганского водохранилища и создания природно-исторического заповедника на базе Аркаима. Это естественное дело, т.к. подобные процессы сейчас идут по всей стране. Видимо назрели условия и необходимость для решения этого вопроса на Урале.
  
   Второе. Ходатайствовать перед Президиумом АН СССР о постановке Аркаима на учет в ЮНЕСКО, как памятника мировой культуры.
  
   Третье. Институту Истории и археологии, а также Институту экологии растений и животных совместно с Челябинским госуниверситетом разработать в рамках программы «Урал» основные направления научных исследований на базе природно-исторического заповедника Аркаим. Дело в том, что историки ставят эту проблему, они понимают ее важность и ценность, свою ответственность за спасение этого памятника, но совершенно очевидно, что одни историки решать это не могут. Коль скоро мы обсуждаем этот вопрос на заседании Президиума УрО АН СССР, то хотелось бы надеяться на подключение к этому вопросу других институтов Отделения (прежде всего института экологии и в дальнейшем Института экономики для экономического обоснования этой проблемы).
  
   Четвертое. Вносится предложение создать совместную археологическую лабораторию или отдел на базе Института истории и Челябинского госуниверситета по изучению ранних цивилизаций, возникших в условиях степных экосистем.
  
   И последний пункт. Предлагается Институту истории и археологии Уральского отделения дать предложения по технико-экономическому обоснованию создания и функционирования этого заповедника. В решении записано так, но я хотел бы внести некоторые коррективы. Понимаете, историки не в состоянии дать технико-экономического обоснования - это не их профессиональная задача и мы к этому не готовы. Мы можем дать историко-культурное обоснование необходимости этого заповедника, его развития и функционирования. А что касается технико-экономического обоснования, то мы, наверное, можем надеяться на помощь экономистов в решении этого вопроса.
  
   Вот коротко суть вопроса и те предложения, которые сейчас предлагаются для его решения.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Прежде всего я хотел бы представить наших гостей, присутствующих на обсуждении этого вопроса. Ю.П. Анташенков из УралНИИ-водхоза, Г.Б. Зданович – зав. кафедрой истории Челябинского госуниверситета, к.филос.н. В.П. Лукьянин - главный редактор журнала «Урал», Анатолий Петрович Рыжий - директор института Южуралгидроводхоз, В.И.Стефанов – зав.лабораторией истории и археологии УрГУ и А.М.Черняев - директор Института УралНИИводхоз. Здесь присутствуют также наши товарищи, представители прессы свердловской и челябинской и т.д.
  
   Скажите, пожалуйста, я правильно понимаю, что сначала был проект, а потом был найден памятник? То есть говорить, что был памятник, а кто-то принял решение о строительстве ГЭС - этого мы не можем?
  
   В.В.АЛЕКСЕЕВ - Да.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Хорошо. Значит мы сейчас должны искать выходы из сложившейся ситуации. Второе. Нужно какое-то время, чтобы этот памятник изучить и основная информация будет получена? Или этот памятник должен остаться навсегда, как некий заповедник или музей именно в комплексе?
  
   В.В.АЛЕКСЕЕВ - Что касается первого вопроса, то идея и проект уже существовали. По введенному в Советском Союзе порядку прежде, чем территория будет затоплена, нужно провести археологическое исследование. На это выделены средства, и Челябинский университет использовал эти средства для раскопок. События развивались именно так. Но в ходе раскопок было выявлено, что этот памятник имеет гораздо большую научную и культурную ценность, чем предполагалось раньше.
  
   Второе. Самым лучшим вариантом было бы, если бы этот объект удалось сохранить от затопления вообще. Потому что масштабы этого памятника дают основание считать его объектом крупной культурной ценности не только нашей страны, но и всего мира. Вот почему мы предполагаем включить его в список памятников ЮНЕСКО. Но если этого не удастся сделать, то работы по затоплению водохранилища должны быть отнесены минимум на 2-3 года для того, чтобы завершить исследование.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Понятно. Еще какие есть вопросы? Вопрос очень серьезный и хотелось бы сегодня послушать всех. Пожалуйста.
  
   А.П. РЫЖИЙ - Предыдущий ученый почти все сказал. Юг Челябинской области - засушливая зона и без орошения быть не может. Высокая эффективность орошения подтверждена на базе Брединского водохранилища, где мы в течение двух-трех лет построили порядка 10 тыс. гектар орошения и решили там вопрос кормов. Караганская оросительная система запроектирована давно - это полив 1800 га из водохранилища объемом 7 млн. кубов сезонного регулирования. Надо сказать, что как Брединский, так и Кизильский район очень ждут осуществления этой системы, настаивают на скорейшем окончании, что особенно нашло свое отражение в выступлении делегатов областной партийной конференции. В таких случаях не обходится без излишней резкости, были они и там. Да и в печати мы встречаем излишние (в моем понятии) резкости по поводу проекта. Прежде всего я хотел бы сказать, что не надо смешивать эти два вопроса. Вполне возможно, что значение этого памятника таково, что нужно прекратить не только это строительство, но и многое другое. Но то, что иногда происходит: одно за счет другого - вот это мне не кажется объективным. Поэтому, раз возникли вопросы по проекту и кое-какие заключения уже есть, то я договорился с В.Н.Большаковым и А.М.Черняевым о детальной экспертизе проекта, о возможности экологической опасности осуществления этого проекта. Поэтому я сегодня не хотел бы обсуждать проект, а возвратиться к этому уже после экспертизы. Но вот одна деталь. Вчера, когда обсуждался вопрос о посылке кого-то на Президиум, то секретарь обкома Г.И.Петухов высказался коротко: «Она не может быть убыточной. Она не будет убыточна». Как секретаря обкома тов.Петухова часто критиковали, возможно, что он часто бывает неправ. Но тов.Петухов - директор одного из совхозов, кстати, очень хорошего совхоза в этой зоне, к.э.н., хорошо знающий как экономику, так и условия сельского хозяйства. К его словам, как ученого, думаю, что надо прислушаться. Поэтому я повторяю, что мы договорились о детальной экспертизе этого проекта и давайте к этому больше не будем возвращаться.
  
   Дело осложняется тем, что третьего марта 1988 года состоялось заседание правительственной комиссии по этому вопросу. Ее возглавлял 1 заместитель председателя Госплана РСФСР тов. Каменев. В нем участвовали: зам. председателя Госагропрома тов. Мартынов, зам.министра мелиорации тов. Михеев, председатель Челябинского облисполкома тов. Исаев, ректор Челябинского госуниверситета тов. Батухтин, зам.директора Института археологии АН СССР тов. Потемкина. Здесь еще записан 1 зам. министра культуры тов. Курко, но его подписи тут нет.
  
   Здесь записано п.1 «Принять предложение Челябинского госуниверситета об обеспечении полного завершения археологических работ городища Аркаим и других объектов в зоне затопления водохранилища Караганской межхозяйственной оросительной системы до конца 1989 г. для заполнения водохранилища весной 1990 г., а в 1989-1992 гг. - в зоне формируемого берега водохранилища. При возникновении необходимости дополнительных археологических исследований в зоне затопления в 1990 г. по предложению университета рассмотреть график сработки водохранилища до отметки 313 м в летний период с учетом работы оросительной системы». Тут еще есть целый ряд поручений: «Учитывая научную значимость городища Аркаим и необходимость его комплексного исследования ведущими археологическими учреждениями страны с привлечением специалистов смежных и естественных дисциплин, просить Институт археологии АН СССР рассмотреть вопрос об оказании Челябинскому госуниверситету необходимой помощи в проведении научных исследований. Челябинскому облисполкому рассмотреть вопрос о выделении помещения и пр.». То есть вопрос практически решен правительственной комиссией 3 марта. В моем понятии и в понятии товарищей, которые меня послали, никто в г. Челябинске не ставит вопрос под сомнение. Если действительно Аркаим того заслуживает, стало быть, нужно, чтобы был Аркаим и, возможно, не надо, чтобы было орошение.
  
   Есть такая просьба. Во-первых, эта комиссия работала и работала серьезно. Раз вопрос ставится об отмене этого решения, то облисполком просит вас о создании другой правительственной комиссии для окончательного решения этого вопроса. Во-вторых, если еще нужно время для археологических раскопок, то, очевидно, этот вопрос вполне решаемый.
   Еще одна деталь. Университет обратился к нам еще с одним письмом о том, что ими обнаружено еще одно городище, которое они называют Сакрын-Сакла, аналогичное известному городищу Аркаим. Возможно, сейчас нужно поработать на вот этом объекте, которое не так болезненно будет не затапливать.
  
   Последнее предложение - заранее не предрешать отсутствие орошения. Геннадий Борисович был, когда работала первая комиссия, и видел, насколько болезненно сельское хозяйство относится к ликвидации этого объекта. Считаться с их мнением тоже, наверное, нужно. Вот все, что я хотел сказать.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Значит основное назначение этого водохранилища - орошение?
  
   А.П. РЫЖИЙ - Только орошение.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Какие есть объективные доказательства, что орошение является панацеей в данном месте? Когда говорят об орошении, то, как правило, говорят, что урожай повысится на 15-20%. Вот так же мы обсуждали проект Волга-Чограй. 15 лет строить, 4 млрд. стоимость, протянуть канал через всю Калмыкию, погубив все нерестилища и т.д. На Президиуме при тайном голосовании этот проект был отвергнут в конце концов, несмотря на предписание Н.И.Рыжкова дать положительное решение. Там говорилось, что проектное увеличение производительности - 15-20%. Хотя есть факты, когда переход на экономические методы ведения хозяйства приводит к тому, что лишь в полтора-два раза в год увеличивается. Скажите, пожалуйста, какую площадь будет занимать вся эта оросительная система и водохранилище?
  
   А.П. РЫЖИЙ - 2 тысячи гектаров.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - И какая стоимость капитальных вложений?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Объект стоит 10 млн.руб. и из них 3, 5 млн.руб. уже вложено. Относительно плотины. Там очень хорошее место для створа. Плотина всего 300 м поэтому она сравнительно дешевая. Там самим богом созданы условия для этого створа.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - До того, как появился бог, был создан этот город.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Я думаю, что наоборот. Древние люди были очень умными людьми, и они очень хорошо выбирали места для своих городищ. К сожалению, мы, не зная, что это городище там есть, запроектировали свою систему. Теперь она запроектирована, строится, и само гидросооружение практически построено, осталось построить обводной канал и покрыть его бетоном.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Тогда вопрос к Вам, как к инженеру. Есть ли какие-то варианты того, чтобы проект сделать так, чтобы и памятник сохранить, оставив и водохранилище? И сколько это будет стоить?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Возможно несколько вариантов, и это может стоить до 2 миллионов.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Это в рамках возможностей Уральского отделения.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Понимаете, тут есть одна сложность. Вот один из вариантов -создание озера. То есть создать завесу вокруг этого городища, создать кольцевой дренаж и производить откачку постоянно в период всего существования. Это один из вариантов.
  
   РЕПЛИКА ИЗ ЗАЛА - Это не поможет.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Есть и другие варианты, но все они не так связаны с дороговизной, как с эксплуатацией.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Скажите, пожалуйста, каковы проектные параметры по увеличению плодородия орошаемых земель в этом районе?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Хотя у меня есть с собой все основные положения проекта, но отвечать я не хочу. Я прошу о создании соответствующей комиссии, которая бы все эти вопросы рассмотрела. Я не думаю, что сейчас на этом совещании мы сможем все вопросы оценить и решить.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Мы сегодня решаем только в принципе, что нам надо предпринять. Наша задача - оценить научную значимость этого объекта и создать компетентную комиссию, где были бы представители сельского хозяйства, историки и т.д., чтобы принять какое-то решение. Возможно это будет обращение к правительству или еще что-либо, понимаете? Вот о чем идет речь.
  
   Какие еще есть вопросы к Анатолию Петровичу? Пожалуйста.
  
   С.А.МАМАЕВ - Вы сказали, что хотите создать комиссию и провести экологическую экспертизу, но там нужна историческая и экономическая экспертиза.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Я начал с экологической, но Геннадий Андреевич совершенно правильно сказал о том, что Вы сейчас сказали, необходимо.
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Скажите, пожалуйста, вы не рассматривали возможности переноса этого водохранилища в другое место?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Рассматривали. Но там, на протяжении 100 км больше нет возможности создания створа. Эта чаша единственная, которая позволяет собрать порядка 7 млн. кубов воды на 300 га. То, что в этом районе громадная необходимость в орошении, сомнений не вызывало. Но сами площади-то были привязаны!
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - А откуда пойдет вода в это водохранилище?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Там есть речка Караганка, и она будет аккумулироваться этим створом.
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Что с ней может быть?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Видите ли, есть такая деталь - это водохранилище очень легко фильтруемое и, в принципе, мы создаем только временный водозабор. Что может с ней произойти? Есть заключение тов. Садыкова О.Ф. и тов. Антошенкова Ю.П. Первое заключение категорически отрицательное, а во втором заключении нет такого мнения, что это водохранилище экологически опасно и не имеет право на существование, хотя сказано, что в нем возможны и цветение, и другие процессы.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Это разные вопросы. Если бы сейчас встал вопрос о затоплении Трои для того, чтобы что-то оросить, то этот вопрос никто в мире не стал бы обсуждать - это было бы абсурдом. Понимаете, здесь совершенно несовместимые вещи. Может быть, послушаем Геннадия Борисовича Здановича? Очень коротко расскажите нам об исторической ценности этого объекта.
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Археологу очень трудно говорить без вещественных доказательств, так сказать, без материальной культуры.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Вы расскажите пока так, а если нужно будет, то можем вернуться еще раз. Нам надо разобраться, потому что вопрос очень серьезный. Будет очень аморально с нашей стороны, если мы с этим делом не разберемся. Пожалуйста. Ваша позиция как жителя Земли.
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Товарищи, в принципе основные параметры здесь сказали. Это памятник XVII-XVI вв. до н.э., возможно, XVIII века. Он уникальный по своей сохранности и по архитектуре. Трудно было предполагать существование в нашей зоне ранней городской цивилизации. Перед нами все элементы города: развитая фортификация, надвратные постройки, оборонительная система входа в виде лабиринта, предвратная башня, две кольцевых оборонительных системы, причем высота (по предварительным подсчетам) не менее 7 м. Даже сейчас, несмотря на то, что возраст 3700-3600 лет, высота оборонительных стен от 60 до 90 см над уровнем современной поверхности. То есть этот памятник и музеефикации не подлежит, достаточно его просто не трогать! С высоты птичьего полета можно видеть его планировку, его сельскохозяйственную округу, поля древнего орошения и т.д. Удивительна сама по себе и жилая архитектура: там два кольца жилищ, вписанных друг в друга, видно наличие двориков, ливневой канализации, круговой мостовой шириной 6 м из дерева. Кроме того, сочетание круговой улицы с радиальной, причем круговые «ныряют» под радиальные улицы. В общем, это город XXI века, когда мы это будем делать из бетона и стекла, просто другие масштабы. Об архитектуре можно говорить много, но все это мы узнали только в прошлом году после раскопок. С самолета мы видели прекрасную планировку, могли говорить о значении этого памятника, но в полном смысле этого слова о его роли и значении стало ясно только сейчас. Для истории нашей страны - это время античности. Это в плане архитектуры.
  
   Теперь в плане хозяйствования. Расцвет на восточных склонах Урала, возникновение протогородской цивилизации стало возможным за счет металлургии. Там очень много отходов металлургического производства: шлаки, руда, литейные формы и, конечно, металл. На самом поселении металла не очень много, и вообще культурный слой очень своеобразный - там вычищалось просто стерильно, т.к. дома стоят плотно друг к другу, там нет никаких свободных площадей и кроме ливневой канализации для мусора ничего не предназначено. Все очень тщательно вычищалось.
  
   Чем уникален этот памятник, тем, что рядом расположены три могильника, относящиеся к этому времени. Мы сейчас вскрыли пять курганов, и если у собрания найдется 10 минут, то мы покажем слайды, чтобы была полная картина.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Найдется.
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Хорошо. Еще скотоводство и земледелие, причем земледелие специфической формы, которое было здесь возможным - поливное, но с использованием своеобразных малых рек. Это земледелие не было возможным ни на Урале, ни на Иртыше, ни на Ишиме, а именно на малых реках, на притоках, да и климат был более мягкий. Проблем очень много.
  
   Теперь в отношении этнической принадлежности. Почему эта проблематика особенно острая? На 10 апреля поставлена защита докторской диссертации Кузьминой Е.Е. в Новосибирске, связанная с происхождением индоиранцев. Это - общеевропейская проблема. Я не могу сейчас широко распространяться о научной значимости, но я могу сказать, что сегодня есть несколько гипотез. Одна из них предполагает, что индоиранцы сформировались где-то в Восточной Европе, в степях Северного Причерноморья и далее они продвигались на Кавказ, в Малую Азию и т.д. Дело в том, что в XIV веке в Метании фиксируется группа населения (коневоды) и на сегодня известно, что это индоарии - люди, которые разговаривали на соответствующем языке. Все это зафиксировано в истории, поскольку есть письменные источники. Для нас сейчас самая могучая динамическая сила эпоху бронзы в степях от Дуная до Енисея - это Южный Урал, именно эта группа населения. О том, что позднее значительный поток населения отсюда уходит, археологически понятно. Создается впечатление, что перед нами сегодня именно индоарии, т.е. это не протоиранцы, а индоарии - именно то население, которое через Прикаспий, Кавказ переходит в Малую Азию, а уже потом передвигается и занимает долину Ганга. То население, которое осталось здесь, это индоиранцы, и их отток на территорию Ирана относится к более позднему времени (к IX в. до н.э.) - это вторая волна переселения.
  
   Товарищи, я не имею здесь возможности долго рассказывать из-за отсутствия времени. Но нужно понять, что значение этого памятника возросло только сейчас, когда мы о нем больше узнали. Нам пришлось о нем докладывать и на советско-французском симпозиуме, и в Москве, и в Киеве, а в заключение, так или иначе, ставился вопрос о судьбе этого памятника. Мы сами понимали, что мы недооценили, первоначально не совсем правильно поставили проблему. Нам казалось, что достаточно выделить средства (что и было сделано), мы максимально потрудились, но сейчас вопрос о другом.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Скажите, пожалуйста, а документально подтвержденные высказывания ученых, крупных специалистов, археологов по этому поводу у Вас есть или нет?
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - У нас есть письма, полученные сразу после открытия (еще до получения новых материалов), академиков Пиотровского, Рыбакова, археологов разного уровня. Но я думаю, что в создавшейся ситуации нужна более глубокая экспертиза. Потому что один раз мы на себя взяли ответственность и ошиблись -взяли низко по уровню и значению.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Чтобы принимать какие-то решения, нужно иметь не просто Ваши слова и публикации в газетах, нам нужно иметь комиссию, которая определила бы историческую ценность этого памятника. Какой ее оптимальный состав Вы предложите, зная ученых страны в целом? Это я могу провести через Президиум АН. Могли бы Вы сейчас назвать фамилии крупных специалистов, которые могли бы засвидетельствовать, что это действительно уровень ЮНЕСКО и т.д.?
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Конечно. Прежде всего, должны быть академики, директора наших институтов - член-корр. Туркменской Академии наук Массой, академик Пиотровский - директор Эрмитажа, академик Алексеев - директор Института археологии, д.и.н. Генинг, Акишев и, наверное, достаточно.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - А процедура прохождения о признании памятника в статусе ЮНЕСКО насколько длинна? Если это произойдет, то это автоматически решает все проблемы и тут можно решать вопрос по-другому. У Вас есть сведения, каким образом эта процедура проходит?
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Идея постановки на ЮНЕСКО принадлежит Украине. Украина имеет прямой выход на ЮНЕСКО, и они только что поставили свои памятники.
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Дело в том, что РСФСР не является членом ЮНЕСКО. Ее членами являются СССР, Украина и Белоруссия. При ООН есть много организаций, в том числе и культурная - ЮНЕСКО, поэтому все, кто является членом ООН, автоматически являются членом и всех других организаций. Когда были переговоры Сталина с Черчиллем, то они сошлись на компромиссе - взять две республики, которые наиболее пострадали от нашествия фашистов. Но Россия может выйти через СССР, но это вопрос следующий. Вам известно, что для этого надо и сколько времени проходит?
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Для Украины эта процедура была завершена за несколько месяцев, а в отношении СССР я не осведомлен.
  
   В.Н.БОЛЬШАКОВ - У меня вопрос. Мы знаем по принципу памятников природы, что они есть районные, областные, республиканские и т.д. Но даже памятник республиканского статуса не позволяет с уверенностью считать, что он не будет уничтожен. Мы, к сожалению, знаем много примеров, когда такие памятники разрушаются и уничтожаются и т.д. Скажите, какие есть возможности превратить археологические находки в памятник какого-либо значения и насколько это обуславливает сохранность? Я так понимаю, что это не памятник, скала или роща, как у нас, а это довольно большая территория, которую нужно изъять из хозяйственного оборота, сделать нормальную охрану и т.д. Как ей придать охраняемый статус? Это не заповедник, не национальный парк, а что это такое?
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Пока юридического статуса нет, но он может быть или объектом Министерства культуры России, или может быть объектом УрО АН СССР.
  
   В.Н.БОЛЬШАКОВ - Тут я хочу уточнить, что у нас есть 4 типа охраняемых территорий: заповедник, заказник, национальный парк и памятник природы.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Это памятник культуры.
  
   В.Н.БОЛЬШАКОВ - Но мы хорошо знаем много печальных примеров.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - А может быть лабораторией Института истории и археологии - это мы можем сделать решением собственного Президиума - это полностью наша компетенция. Но вопрос другой - если бы и сделали так, что это даст?
  
   В.Н.БОЛШАКОВ - Ничего. Просто колхоз ее распашет и все.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Другое дело, что все равно им нужно будет наше согласие.
  
   В.Н.БОЛЬШАКОВ - Я не понял все-таки, за что мы сейчас должны бороться? Если просто не заливать - это один вопрос. Но колхозы могут распахать. Трудящиеся могут прочитать о том, что это интересный археологический памятник (это мы на своем горьком опыте знаем), на следующий год туда кинутся сотни туристов и ничего там не останется, поскольку никто охранять не будет. Ответьте, пожалуйста, что там должно быть?
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Единственный выход (на сегодняшний уровень нашей культуры) охраны археологических памятников - это только создание заповедных территорий. Другого выхода нет. Только так мы можем быть спокойны, что донесем до поколений оставшееся. Ведь мы же ничего после себя не оставляем... И от археологов его тоже надо беречь...
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Значит, нужно создать заповедник. Есть еще вопросы? Вопросов нет. Спасибо. Тогда давайте перейдем к дискуссии. Кто желает выступить? Пожалуйста. Слово предоставляется главному редактору журнала «Урал».
  
   В.П. ЛУКЬЯНИН - Я не специалист, не археолог, не экономист и поэтому выступаю как один из тех, кто подписал обращение. Там стоит 61 фамилия, но я должен подчеркнуть, что поддержка общественности гораздо шире. Обстоятельная и точная информация об этом памятнике была доложена на писательском собрании, куда были приглашены литераторы (не члены Союза). Это была очень большая аудитория и там все совершенно единодушно отнеслись к этой истории, все поддержали идею о сохранении памятника. Это первое.
   Второе. Мне кажется совершенно кощунственным разговор о возможности переведения исторической ценности в какие-то экономические показатели, в тонны продукции и т.д. Если подтвердится (а мне кажется, что имеющаяся у нас информация достаточна для предварительного подтверждения исторической ценности этого памятника), то не нужна никакая экономическая, ни экологическая экспертиза - они только «наводят тень на плетень». Это - памятник, не имеющий цены. Мы и за 10 миллионов потом его не воссоздадим. Я искал образ для сравнения, но то, что сказал Геннадий Андреевич, относительно Трои и возможности ее затопления с какими-то мелиоративными целями, мне кажется, что звучит очень убедительно. Нельзя затопить Трою! Нельзя затопить Аркаим! Это совершенно однозначно и на этом стоит творческая интеллигенция, которая подписала обращение.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Спасибо. Теперь разрешите предоставить слово Олегу Фагимовичу Садыкову, пожалуйста.
  
   О.Ф.САДЫКОВ - Уважаемые коллеги, глубокоуважаемые гости! Помимо моих желаний и возможностей я оказался вовлеченным в эту историю, поскольку В.Н.Большаков попросил меня ознакомиться с присланными в наш институт материалами по Караганской межрайонной оросительной системе. Я никак не связывал этот материал при проведении этой экспресс-экспертизы с историческим памятником Аркаим. Но я тоже считаю кощунственным сопоставлять исторические ценности с таким сравнительно небольшим мелиоративным устройством. Поэтому считаю, что для того, чтобы этот памятник сохранить, достаточно подтверждения его крупного статуса и для этого никакой экономической и экологической экспертизы самого проекта не нужно.
  
   Но с другой стороны, еще такой момент. Как эколог, который, так или иначе, занимается проблемами Минводхоза, влиянием реализованных и не реализованных проектов Минводхоза на состояние природных комплексов в разных зонах нашей страны, я должен подтвердить здесь, что проектные предположения, которые касаются необходимости этой системы, само обоснование этой системы требует глубочайшего и тщательнейшего анализа. Поскольку я знал, что вопрос об этом может возникнуть, то заготовил для нашего руководства соответствующую записку «Основные направления проведения общенаучной комплексной экспертизы данного проекта» с тем, чтобы снять возможные наиболее часто встречающиеся подтасовки, фальсификации проектов Минводхоза, которые вольно или невольно проектанты вынуждены делать, поскольку они функционируют в рамках экономической системы Минводхоза, исходно порочной по всем своим основополагающим принципам. Именно для того, чтобы нашим гостям из Южуралгипроводхоза очень детально и подробно разъяснить нашу позицию и наши подходы, почему мы считаем, что очень многие вещи, заложенные даже не в проект, а еще в нормативно-технические документы, на основе которых этот проект сделан, почему они не состоятельны ни экономически, ни экологически. Надо сказать, что этот объект очень небольшой. Одновременно в этой природной зоне в сходных природных условиях предполагается строительство очень крупного объекта - Белоключевское водохранилище. Если затевать сложную комплексную научную экспертизу, то объединить проектную документацию по Белоключевскому водохранилищу и Караганскому, оставляя в стороне исторические проблемы. Дело в том, что проведение комплексных научных экспертиз во всем мире - это довольно дорогостоящее мероприятие (0, 5% - 1% основных фондов). Объект, стоимостью порядка 250 млн.руб., значит на экспертизу можно спокойно выделить 2-2,5 млн.руб. Чтобы полностью проработать этот объект, Уральское отделение таких денег не имеет.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Я не говорю, что мы имеем, это просто наши масштабы. Это не такие уж большие масштабы.
  
   О.Ф.САДЫКОВ - Хорошо. Но я заявляю, что вывод, который мы сделали на основе самого предварительного исследования, о том, что данная Караганская система будет тотально убыточной - я со всей ответственностью заявляю в этой аудитории, понимая все возможные последствия лично для меня, но считаю необходимым свою позицию совершенно определенно заявить. И поскольку это уже достаточно серьезная проблема лично для меня, то я прошу, чтобы меня включили в эту комиссию (хотя я и не хотел сюда сам ввязываться) с тем, чтобы хотя бы те вопросы, которые я для себя наметил, мог снять. Благодарю за внимание и не считаю, что мы можем вот так ужо вопрос рассматривать ни в историческом плане (конкретно по данному историческому памятнику), ни в экономическом плане (конкретно по Караганскому водохранилищу). Если уж Уральское отделение всерьез займется деятельностью наших агропромовских, минводхозовских органов, то проблему надо ставить широко и расследовать всю деятельность этих организаций на территории Урала, потому что они поставили Урал на грань бедствия. Нам нельзя проходить мимо того, что с нами случилось. А если мы будем смотреть узко, то мы свою задачу фундаментальной науки не выполним. Спасибо за внимание.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Так, теперь слово научному сотруднику УралНИИводхоза, пожалуйста.
  
   Ю.П.АНТАШЕНКОВ - Уважаемые товарищи! В связи с возникшей проблемой при строительстве Караганского водохранилища я, как недавно защитивший диссертацию по этому вопросу, подключился, и мы разработали некоторые альтернативные варианты, которые могут удовлетворить как археологов, так и мелиораторов. Сейчас я попытаюсь зачитать свое заключение по этому вопросу.
   Минерализация воды в проектируемом водохранилище на реке Большая Караганка ожидается, в основном, 300-700 мг/л. Однако, в очень сухие годы будет происходить повышение минерализации до значений, превышающих 1000 мг/л., начиная со второй половины лета. Эксплуатация водохранилища при высоких уровнях воды (примерно соответствующих форсированному подпорному уровню) будет иметь следствием более высокую повторяемость лет минерализации воды выше 1000 мг/л, чем при уровне воды, соответствующих уровню верхнего объема и нормальному подпорному уровню.
   Водоем, безусловно, будет цвести. Степень цветения воды ожидается от умеренной до сильной при всех характерных уровнях. Максимальное цветение будет наблюдаться в верхней части водохранилища. В приплотинной части водохранилища наиболее вероятно умеренное и интенсивное цветение. В нижней части водохранилища и русле реки Большая Караганка ниже плотины биомасса фитопланктона снизится, цветение будет слабым или его не будет вообще.
   Водохранилище будет сильно зарастать высшей водной растительностью. Зарастаемость составит от 20 до 63% от общей площади водной поверхности. Доминировать будут погруженные виды водной растительности, которые займут от 65 до 98% от площади зарастания.
   Прогноз интенсивности заиления благоприятный, т.к. расчетный срок заиления больше ста лет.
   Водохранилище ожидается средним или высокоэктропным.
   Прогнозированный газовый режим характерен для средних и высокоэктропных водоемов (со значительным внутригодовым колебанием концентрации растворенного в воде кислорода - от перенасыщения до околонолевых значений в середине лета и зимы, появление сероводорода и аммиака в бескислородный период).
   Орошение водами проектируемого водохранилища, выделенного для этой цели, не вызовет засоления, осолонцевания почв (за исключением очень засушливых лет), т.к. уровень грунтовых вод в пределах, выделенных для орошения участков, находится на глубине 10-15 м, а минерализация оросительных вод (за исключением очень засушливых редко повторяемых лет) будет менее 1 г на литр.
  
   В целом облик проектируемого водохранилища будет сходен с обликом Троицкого водохранилища на реке Уй, водохранилища на реке Караганка в Брединском районе, озер Еткуль, Кундровинское, Селезян, которые давно без каких бы то ни было отрицательных последствий используются для водоснабжения, в основном в качестве источников для орошения. Это будет типичный для степной зоны Урала водоем.
  
   Обследование долины реки Большая Караганка в пределах совхозов Измайловский, Полоцкий показало, что за исключением створа у поселка Александровский, другого подходящего места для строительства плотины водохранилища нет. Лишь у поселка Александровский долина имеет резкое естественное сужение от 2-3 км до 300 м. Больше в этих двух районах места нет.
   Наиболее целесообразным способом использования проектируемого водохранилища будет использование его в качестве водоисточника для орошения. Его пригодность для рыборазведения будет ограниченной, т.е. неблагоприятный для ценных пород рыб газовый режим. При эксплуатации проектируемого водохранилища в качестве водоисточника для орошения нужно предусмотреть использование его вод для орошения вплоть до 95-99%-ной обеспеченности только весной и в первой половине лета. В годы обеспеченности 1-94% можно можно осуществлять орошение в течение всего вегетационного периода. Эксплуатировать водохранилище следует в режиме нормального подпорного уровня. Необходимо проработать вопрос о создании водохранилища, которое не будет затоплять место раскопок древнего городища Аркаим, но и будет удовлетворять требованиям, предъявляемым к источникам водозабора для орошения земель на площади 1800 га. Это может быть водохранилище в чаше карьерного типа со средней глубиной карьера 3-4 м и площади 100 га. Для борьбы с фильтрацией часть этого водохранилища (часть дна водохранилища, примыкающую к городищу Аркаим и плотине) целесообразно защитить пленкой.
  
   Форсированный подпорный уровень этого водохранилища будет находиться на высоте около 314 м, т.е. при создании такого водохранилища не будет опасности затопления места раскопок или подъема уровня грунтовых вод».
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Все же Ваше отношение к памятнику, как таковому, каково? Или Вас это не волнует? Ваше отношение к тому, что было сказано нашими историками, к памятнику, который не имеет цены.
  
   Ю.П.АНТАШЕНКОВ - Я считаю, что необходима дополнительная экспертиза по этому вопросу. Дело в том, что возможны альтернативные варианты, которые позволят и осуществлять орошение, и сохранить этот памятник в полном его объеме, не поднимая уровня грунтовых вод.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Все понятно. Спасибо. Кто еще желает выступить? Пожалуйста.
  
   В.Д.ВИКТОРОВА (Институт истории и археологии, и.о. зав. сектором археологии) - Я так понимаю, что Институт истории и археологии понемногу начал оправдывать наименование, поскольку второй вопрос археологического плана здесь стоит и вопрос, действительно не поддающийся никакой экономической оценке.
  
   Я хочу продолжить разговор о возможности создания заповедника. Все дело в том, что будет ли эта чаша в 100 или в 300 гектаров, но в любом случае затопляется не только Аркаим. Здесь уже шел разговор о том, что на этой территории расположено свыше 30 археологических памятников, причем некоторые из них в прекрасной сохранности. Какие это памятники? Начиная с VII в. до н.э. вплоть до Казахской заимки - XVI в. н.э. Речь идет о том, что если бы здесь был создан историко-культурный заповедник, то мы могли бы здесь показать историю развития населения Южного Урала, начиная с самых древнейших времен, включая выявление проблем: как, где, каким образом происходило становление восточной части индо-европейской общности; как, на какой базе происходило формирование в составе той же самой андроновской общности индо-арийской части населения; по каким причинам это население вынуждено было уйти, что осталось после них? Индо-иранское население. Как они дальше развивались? Какое место в этом отношении занимает проблема индо-иранского населения, но уже связанная с известным вам золотом (памятниками раннего железного века)? То есть я считаю, что на этом сравнительно небольшом участке можно решать не одну, а целый узел проблем, причем решать на современном научном уровне. С созданием этого заповедника совершенно зримо, а не в научных трудах, наш уралец и наши гости могут представить себе историю развития Южного Урала, начиная с древнейших времен и до наших дней. Вот так можно себе представить историко-культурный заповедник, который необходимо создать в Аркаиме. То есть что я хочу сказать? Если эта территория будет затоплена, то с ней будет затоплен не только Аркаим, но и эти памятники, которые позволяют достаточно ярко представить определенные страницы истории.
  
   В.Н.БОЛЫНАКОВ - Простите, а какая территория в целом? Сколько тысяч гектаров?
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Написано 300 га
  
   В.Д.ВИКТОРОВА - 300 га будет затоплено, а территория заповедника... Тут мне, наверное, поможет Геннадий Борисович.
  
   Г.Б.ЗДАНОВИЧ - Я думаю, что территория заповедника должна быть от 1500 до 2000 га. Но может быть и с ограниченным хозяйственным пользованием.
  
   В.Д.ВИКТОРОВА - Это была первая часть моего выступления. Вторая часть будет довольно краткой. Никто пока еще не задал такого вопроса, но вопрос наверняка будет: имеют ли уральцы достаточно сил, чтобы поднять такое очень серьезное научное исследование? Я думаю, что в составе лаборатории Челябинского университета принято вполне правильное направление научного развития молодых исследователей. Пока, к сожалению, эти исследователи работают на хоздоговорных началах, но вместе с тем - это молодые очень разные ребята, но у них у всех одна основная черта - они все очень любят свою работу и сидят допоздна просто потому, что им это очень интересно, потому что это их увлекает и они чувствуют за всем этим глубинные и очень интересные проблемы. Выбраны примеры изучения древнейших технологий: металлургического производства, по технологии горного дела (рядом найдены древнейшие горнорудные разработки), по технологии строительного дела, по использованию леса, по производству изделий из камня и т.д. То есть вот одно из направлений, которое действительно необходимо для того, чтобы, скажем, в рамках программы «Урал» посмотреть, как же это происходило со времен древности, какие там были рациональные способы ведения хозяйства, насколько они были связаны с экологической средой, как и каким образом развивались от века к веку? Это первая проблема, которую там можно поднять и научным образом разработать.
  
   Следующая проблема связана с этногенезом народа Урала. Здесь об этом уже говорилось достаточно много.
  
   Еще одну проблему обязательно нужно поднимать. Дело в том, что индоиранцы оставили огромное духовное наследие. Мы еще даже не приступили к ней, даже малых шагов не сделали для изучения этого наследия.
  
   То есть можно было бы решить целый блок проблем, и сейчас задача состоит в том, чтобы приступить к решению этих проблем.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Спасибо. У меня вопрос к товарищам, которые занимались проектом - скажите, пожалуйста, сколько гектаров земли будет орошаться этим водохранилищем?
  
   А.П.РЫЖИЙ - По существующим сейчас нормам проект рассчитан на 1800 га.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - 1800 га орошаемых земель. Так, давайте теперь арифметикой займемся. Какова средняя урожайность каждого гектара в Челябинской области? Примерно 7-9 центнеров, пусть 10. Округлим до 2 тыс. га и получим 2 тыс. тонн хлеба, да? Представим, что урожайность увеличилась вдвое. Сколько стоит тонна хлеба, если 1 кг хлеба в выпеченном состоянии стоит 15 копеек. 150 рублей стоит тонна хлеба. Вы понимаете, о чем идет речь? А я не понимаю. Мы 100 лет будем окупать эти 10 млн., чтобы купить хлеба!..
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Там речь идет даже не о хлебе, а о кормовых культурах.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Там речь идет о кормовых культурах и окупаемость этой системы порядка 10 лет в основном по мясу.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Но Вы понимаете, о чем идет речь? Пусть даже у нас нет международных свидетельств, но достаточно наших ученых: Пиотровский, Рыбаков, наш Институт истории. 2 тысячи гектаров! У нас самый лучший урожай 40 ц. Я вообще не понимаю, о чем здесь идет речь... 10 миллионов вложить, ежегодно получать прибавку хлеба в рублях примерно 40-50 тысяч... И мы сидим это обсуждаем! Где экономисты? Пожалуйста.
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - У меня еще один вопрос Анатолию Петровичу. Кто заказчик этого проекта?
  
   А.П.РЫЖИЙ - Как обычно в таких случаях, заказчиком было Министерство мелиорации.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Они сами себе заказывают!
  
   А.П.РЫЖИЙ - Если завтра от него откажется любое министерство, то согласны будут сами совхозы. Это очень важно, потому что сейчас Министерство мелиорации прекратило получать капвложения.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Я не уверен, что найдется совхоз, который вам даст за 2 тыс. га 10 миллионов. Не уверен.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Мы получаем один заказ за другим непосредственно от хозяйств.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Чтобы получить 10 млн. руб. нужно 10 совхозов, а 2 тыс. га - это даже меньше территории одного совхоза! Герман Платонович! Вы - уполномоченный Академии наук. Будьте любезны, встаньте сюда и все разъясните. Ваша позиция? Арифметику дайте нам.
  
   Г.П.ВЯТКИН - Я и сам собирался это сделать. Не далее как вчера на бюро обкома стояла продовольственная проблема, и секретарь обкома Петухов, о котором Анатолий Петрович упоминал, он, конечно, заинтересован в том, чтобы использовать любые возможности для увеличения мяса в области. Не хватает мяса 78 тыс.т - это те дотации, которые область получает от централизованной поставки. Я передал это письмо I секретарю обкома партии, имел с ним по этому поводу разговор и он просил меня в этом деле разобраться и высказать свою точку зрения. После обсуждения здесь я хотел постараться встретиться в Отделении истории, переговорить со специалистами и изучить проблему на месте. На сегодняшний день это строительство совхозного водохранилища, конечно, не сопоставимо с той научной значимостью открытия Аркаима, с которой мы столкнулись, правда, не сразу, а по мере работы на объекте. Поэтому я думаю, что такую комиссию все же надо создать, и я готов в нее войти, но не потому что я специалист, хотя я немного занимался анализом металлургических продуктов, которые там были найдены.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - С точки зрения металлургии, это имеет значение?
  
   Г.П.ВЯТКИН - Конечно, это очень ранняя бронза, и в этом направлении предстоит очень много работы. А свою точку зрения после того, как я ее окончательно сформирую, I секретарю выскажу.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Я все про арифметику. Если посчитать, что 1 булка хлеба стоит 15 коп., а фактически еще дешевле, если сейчас там 1 тонна, а будет 2, то ежегодный доход получим 300 тыс.руб. Понимаете?! Я думаю, что Академия или даже просто общественность выложит эти деньги. Я-то думал, что это действительно водохранилище общечелябинского масштаба, что-то грандиозное, а тут... Товарищи, давайте так. У меня есть предложение комиссию, конечно, создать, но принять решение от имени Президиума Уральского отделения обратиться куда угодно, вплоть до Рыжкова, кончить этот вопрос и вообще не обсуждать его. Просто не обсуждать. Считать, что это настолько вопиющее безобразие - за 200 тонн хлеба в год, которые мы просто так теряем на полях, затопить целую серию памятников. Товарищи, я поясню, какая у нас сейчас ситуация. На Урале все памятники погублены. Я был недавно в Верхотурье, и они просят дать им градообразующие предприятия. Я спрашиваю: «Зачем? Выставляйте свои памятники! Сделайте его местом туризма. Постройте 2-3 отеля - вот и будет градообразующее предприятие». Представьте себе, что три года назад после 17 лет раскопок, которые вели товарищи из Башкирии в Оренбурге было принято решение там все залить водой - там, где нашли 700 золотых предметов. А мы не знаем, что еще здесь будет! Уже сейчас у нас есть аргументы для того, чтобы ходатайствовать о создании там исторического заповедника, сделать это филиалом Института истории и археологии. Там есть молодые люди, есть кафедра, нужно усилить их материально, дать этой лаборатории ассигнования, обратиться в Челябинский районный или областной комитет, чтобы они там сделали какие-то небольшие здания (я думаю, что мы деньги на это дело найдем) и сделать там соответствующее научное подразделение в виде заповедника. Еще я хотел спросить позицию тов. Коротеева, пожалуйста.
  
   В.А.КОРОТЕЕВ - Что касается охраны памятников природы, культуры, то я всегда только «за». Арифметикой я не хочу заниматься, но я проводил много геологических работ, очень хорошо знаю это место, но не знаю, что там собираются орошать?... Это действительно для одного совхоза «Измайловский».
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Давайте поедем в этот совхоз, выступим, расскажем, и они сами проголосуют против этого водохранилища. Совхоз тем и будет знаменит, что находится около Аркаима.
  
   Реплика из зала - Это очень нужно сделать.
  
   В.Ф.ЛИТВИНОВ - Я хорошо знаю эти места - я там много лет прожил, был и в Брединском, и в Троицком районах, и в Казахстане вообще. Сегодня вопрос стоит так: этот кусок воды для населения - это не столько экономическое дело, сколько социально-психологическое. Я целиком и полностью поддерживаю Академию наук, что надо сохранить этот памятник, но альтернативный вариант этим товарищам надо предложить. Вода там очень нужна. Мы в Челябинской области знаем, что значит для людей вода, для тех, кто занимается личным подворьем, строит дороги и т.д. То есть в письме-обращении к тому же тов. Рыжкову альтернативный вариант должен быть. Понимаете, там юг, граница с Казахстаном. В Казахстане получают 6-7 ц/га, а здесь 13, челябинцы должны были это сегодня сказать. Я - за то, чтобы написать, но этот момент не забыть, там альтернативный вариант должен быть.
  
   Г.П.ВЯТКИН -Там не совсем понятная история. Год назад вообще был приказ спускать пруды. И спускали совхозы. Я хочу туда поехать и на месте разобраться.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Кто еще желает выступить? Пожалуйста.
  
   А.Б.ЗАСТЫРЕЦ - Мне кажется, что в любом случае Аркаим должен быть спасен и сохранен. Но даже, товарищи, если бы на этом месте не было Аркаима (я думаю, что это счастливая случайность), но даже если это было бы пустое место, то надо решать вопрос о целесообразности такого типа водохранилищ. Почему сейчас ставится вопрос о том, чтобы проводить экологическую экспертизу? Почему вообще такой вопрос встает? Экологическая экспертиза, которая стоит больших денег, начинает работать только после того, как уже вложено 4 миллиона!... Значит появляются какие-то сомнения в проекте? Почему они раньше не появились? Я вам приведу такие факты. Тов. Садыков никаких цифр не привел, а, по-моему, зря. Такие цифры есть и их очень трудно опровергнуть. Например, в обосновании проекта указывается обеспеченность кормами 80,1% на расчетный период 1975-1978 гг., но известно, что 1975 г. был катастрофически засушливым на всем Южном Урале и Зауралье. Поскольку мы включаем в этот ряд годов 1975, то автоматически этот показатель снижается на 20%. Отсюда появляется такая ситуация, как накануне Крестового похода появилась такая песенка: «Иерусалим рыдает, о помощи взывает». Колхозы и совхозы рыдают, о помощи взывают, но так ли на самом деле?
  
   Следующие цифры. На какое поголовье рассчитан дефицит 20% периода 1975-1978 гг.? Известно, что засуха 1975 г. привела к резкому падению поголовья скота, и его численность восстановилась только к 1980 г., тогда как продуктивность кормовых угодий восстановилась гораздо быстрее. Эти моменты в проекте почему-то замалчиваются и приводятся только конечные цифры. Почему здесь такая ситуация, в силу чего?
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Вы правы, а я здесь чисто обывательски подсчитывал, сколько можно хлеба получить дополнительно.
  
   А.Б.ЗАСТЫРЕЦ - В заключение я хотел сказать, что никто ничего не должен огромному научно-исследовательскому институту, который, в принципе, по самому своему назначению должен все эти вопросы решать. Почему-то сейчас встает вопрос, что мы должны им представить альтернативный вариант?! А чем же тогда целый институт занимается? НИИ Гипроводхоз.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Гипроводхоз вас об этом никогда не просил.
  
   В.Н.БОЛЬШАКОВ - Товарищи, я тоже должен сделать некоторые замечания. Здесь не только вопросы экологии, но и экологии культуры. Иногда эмоции у нас перехлестывают некоторые моменты, которые, чтобы что-то достигнуть, нужно упомянуть. То, что Аркаим должен быть сохранен - для меня в этом тоже вопроса нет и я свой голос полностью к этому присоединяю. Но помимо эмоций, что он должен быть сохранен, есть определенные государственные акты, помогающие это сделать. Для того, чтобы создать там заповедник, нужно полностью эти земли изъять из хозяйственного оборота. Полностью, а не частично. Иначе - это не заповедник.
  
   Во-вторых, мы со Станиславом Александровичем знаем, сколько времени занимает утверждение любого заповедника - это годы! Для того, чтобы его создать, нужен проект, без которого его никто не утвердит, требуются исследования, специальные проектные организации и тд. Заповедник «Денежкин камень» восстанавливается десятый год, заповедник в Оренбурге тоже ведет счет на года. Поэтому наши благие намерения могут разбиться о нашу действительность. Мне кажется, что действительно надо обратиться с просьбой о создании заповедника, но первым шагом должно быть решение областного совета о придании этой территории хотя бы статуса заказника, что придает территории тип какой-то охраны. Это функции областного совета депутатов трудящихся. И если челябинские товарищи в этом заинтересованы, а не занимаются общими разговорами, то не надо обращаться в ЮНЕСКО, а принять решение облисполкома «учитывая громадную значимость Аркаима и всей этой территории, объявить ее культурным заказником» - вот это будет первый реальный шаг, чтобы в области все знали, что это охраняемая зона. Дальше будем раскручивать остальное.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Еще кто желает? Пожалуйста.
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Во-первых, я присоединяюсь к тому, о чем уже говорили - не всегда рубли играют главную роль (в данном случае как раз наоборот) и, пользуясь правом Президиума, надо послать телеграмму или письмо, чтобы приостановить проектные работы и те вложения, которые осуществлены - из 10 миллионов 3,5 уже освоены.
  
   А.П.РЫЖИЙ - Они уже приостановлены.
  
   В.П.ЧИЧКАНОВ - Тогда хорошо. Во-вторых, комиссия нужна (да и они сами не очень-то настаивают), туда бы вошли ученые историки, археологи и другие специалисты. Мы по своей части готовы принять участие. Там вопросов больше, чем достаточно: неизвестна судьбы этой реки, каково будет это водохранилище, это уже не говоря о главной ценности. Комиссия дала бы хороший вариант для заключения и уже потом за подписью Президиума отправить в директивные органы - так было бы более фундаментально. Нужно дать срок комиссии - месяц-два. Такая технология дала бы возможность остановить эти работы и высказать наше отношение к происходящему. И обязательно в эту комиссию нужно включить представителей от сельскохозяйственных предприятий. Обязательно, чтобы они могли свое мнение там высказать.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Спасибо. Есть еще желающие? Нет. Ясно. Пора подводить итоги. Мне кажется, что затрагивались два вопроса: о ценности этого памятника и необходимости его сохранения, а также вопрос, который выходит за рамки нашей компетенции - о деятельности института Минводхоза. Я не зря выяснял, что вначале делался проект, а потом уже выяснилось, что это уникальный памятник, эти вопросы надо разделить. Хотя у меня есть своя позиция по Минводхозу, совпадающая с Президиумом АН СССР, но в данном случае надо разнести эти вопросы, потому что сейчас мы являемся свидетелями того, что в Союзе есть много организаций (в т.ч. Академия и армия), которые априори всегда виноваты, всегда плохо работают. Надо быть объективными. Поэтому я хотел бы, во-первых, обратить внимание Германа Платоновича, как члена бюро Челябинского обкома партии депутата облсолвета, высшее академическое лицо, назначенное Президиумом по Челябинску, поэтому мы просим Вас от имени Президиума Уральского отделения полностью решение этого вопроса взять во исполнение. Нужно, чтобы Вы были в курсе всех дел. Нет возражений? Нет. Чтобы был «приводным ремнем» между нами и Челябинском и занимал нашу позицию. Если я не ошибаюсь, то позиция Президиума совершенно однозначна, что нужно сделать все для сохранения Аркаима Нужно найти выход, может быть найти альтернативные варианты, которые позволят эту проблему решить. Конечно, мы же не можем забывать, что v людей нет питьевой воды, значит проблему надо решать.
  
   В ближайшее время группе ученых съездить туда, постучаться в обкоме съездить в совхоз и там с ними поговорить. А не провести ли нам там симпозиум? Нам все это нужно реально поднять. Почему бы и не провести? Пригласить археологов, историков.
  
   В.В.АЛЕКСЕЕВ - У нас это запланировано на начало августа. Можно ускорить решение этого вопроса.
  
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬ - Хорошо. Давайте сегодня примем решение о необходимости проведения Всесоюзного симпозиума по историческим проблемам Аркаима. Наше сегодняшнее решение я подписываю, беру с собой к Чехарину и с ним будем в этом плане работать. Договорились? Все. Спасибо. Переходим к обсуждению следующих вопросов.
  
   г. Свердловск,
   28 марта 1989 г.
   (Печатается с сокращениями.)


Рейтинг@Mail.ru Красная Книга и ООПТ Челябинской области - Увильды, Тургояк, Ильменский заповедник

© REDBOOK.RU, 2003-2008
© Е. Чибилев, ICQ 9159246