Красная Книга Челябинской области

 Красная Книга, флора, фауна и ООПТ Челябинской области и Южного Урала

Красная Книга

  Новости | Фотогалерея | Форум | Документы: ООПТ, флора и фауна
Красная Книга Челябинской области | Красная Книга Башкортостан



Реклама

     Статьи о животных Челябинской области - О весенней охоте в Челябинской области
Животные и растения Челябинской области
    А.С. Матвеев. О весенней охоте // Водоплавающие птицы и водно-болотные угодья Челябинской области. Челябинск, 2002., 140 с. (С. 49-62)

птицы челябинской области   По оценкам многих исследователей, сокращение численности водоплавающих птиц обусловлено не только фактором беспокойства и сокращением мест, пригодных для обитания, но в решающей мере охотой. На долю охоты падает около 40 процентов смертности популяции. Следовательно, регулирование охоты — главный фактор, обеспечивающий рациональное использование ресурсов водоплавающей дичи.
   Особенностью охоты на водоплавающих птиц является то, что она проводится в два сезона: весной и осенью.
   Проблема весенней охоты на водоплавающих птиц занимает особое место в организации использования этой группы пернатых. Поэтому мы попытаемся проанализировать ее на основании имеющихся в нашем распоряжении материалов, относящихся к Челябинской области.
   На территории Челябинской области, как и по всей России, весенняя охота на водоплавающих птиц в 30—40-е годы, как и ранее, начиналась повсеместно с прилета птиц, а ее окончание приурочивалось к началу посадки уток на гнезда и отлету селезней в крепи — на линьку. В этот период видимая активность птиц (их перелеты) резко снижается, и охота становится малоэффективной.
   Каких-либо специальных директивных установок по срокам, нормам добычи и т. п. не существовало. Действовало неписаное правило: птицы на гнезда — ружья в чехлы.
   Исторически сложившийся обычай в решающей степени сохранялся за счет относительно небольшого числа охотников. К тому же доступ к водно-болотным угодьям, особенно городским охотникам, был предельно затруднен из-за бездорожья и отсутствия транспорта.
   В середине 50-х годов после окончания Великой Отечественной войны число охотников, за счет вернувшихся фронтовиков, резко возросло, что способствовало более интенсивной охоте на водоплавающих птиц как весной, так и осенью. За счет охоты существенно возросло потребление продуктов питания — различных видов дичи. В этот период заготовительные организации активно заключали договора с охотниками-промысловиками на заготовку пернатой дичи. При разрешенной торговле дичью с рук на колхозных рынках регулярно велась продажа водоплавающих птиц (кряква череженая стоила 20-25 руб., чирки — 10 руб., нырковые утки — по 20-15 руб).
   Рост числа охотников совпал с началом выпуска отечественной промышленностью мотоциклетного, а позднее и автомобильного транспорта. Мотоциклы «Иж-49», автомобили «Москвич-401» и др. стали активно использоваться для посещения ранее малодоступных угодий, что способствовало увеличению добычи водоплавающей дичи.
   Активизация охоты на водоплавающих птиц происходила в области на фоне роста их численности. Это связано было с тем, что с 1941 года в области начался подъем воды в озерах, в результате гнездовая площадь и кормовая база для птиц заметно возросли.
   Наибольший уровень воды в озерах отмечался в 1947— 1948 годах (М.А.Андреева, 1973). В этот период произошло затопление некоторых лесов, отдельные мелкие водоемы соединились, восстановились ранее высохшие озера, появились новые.
   При возросшей численности птиц добыча ее никак не регулировалась. Наоборот, поощрялись охотники, добывшие большое количество уток. В 1948 году газета «Копейский рабочий» писала: «...берите пример с охотника Сергунова А. И., который за один день охоты на озере Курлады добыл 400 уток». Такое, а иногда и большее, количество добывали известные охотники-промысловики: А. М. Худорошков, П. Е. Балашов, И. П. Малыхин и другие.
   Последующий период, вплоть до 1959 года, характеризовался спадом уровня воды в озерах. В начале 60-х годов спад уровня прекратился и наступил период неустойчивого минимума (М. А. Андреева, 1973). Вместе со спадом уровня воды началось сокращение численности водоплавающих.
   На волне активизации охоты к концу 50-х годов в области началось закрепление охотничьих угодий за охотоколлективами промышленных предприятий и других организаций. К концу 1963 года решением облисполкома от 24.06.63 № 196/236 было создано 151 охотничье хозяйство общей площадью 4 млн га (почти 50 процентов территории области). На озерах начали сооружаться охотничьи базы, завозиться лодки, появилась постоянная егерская охрана. Количество лодок на озерах, которые раньше не все охотники могли постоянно возить с собой, резко возросло. Часть лодок приобреталось за счет средств предприятий и профсоюзных организаций, но большее число их принадлежало лично охотникам.
   Все это увеличивало пресс охоты и при сокращении площади водно-болотных угодий вело к уменьшению численности дичи.
   С учетом сложившейся обстановки Челябинский облисполком в 1956 году утвердил новые правила охоты, которыми запрещалась весенняя охота на все виды пернатой дичи.
   Через два года, учитывая общее сокращение численности водоплавающих птиц, Совет министров РСФСР Постановлением от 11.04.1958 г. № 10 запретил, начиная с 1958 года, весеннюю охоту на все виды пернатой дичи, за исключением отдельных районов Крайнего Севера.
   Такая мера действовала до 1961 года. Постановлением Совета министров РСФСР от 18.03.61 г. № 249 Постановление от 11.04.58 г. в части запрета весенней охоты на все виды пернатой дичи было отменено. Главохоте РСФСР было предоставлено право разрешать по просьбам краев и областей весеннюю охоту на глухаря, тетерева на току, вальдшнепа на тяге и на водоплавающих птиц, исходя из конкретной обстановки.
   С 1961 по 1968 год по ходатайству Челябинского облисполкома Главохота РСФСР разрешила проведение в области ограниченной весенней охоты. Распоряжением от 12.03.1967 г. облисполком открыл весеннюю охоту на водоплавающих птиц с 23 апреля по 2 мая на 80 озерах, при этом запрещалась добыча лысухи. Норма добычи — не более десяти селезней и двух гусей за день охоты.
   К этому времени общее сокращение численности водоплавающих птиц стало особенно заметным. С предложениями о запрете весенней охоты на водоплавающих птиц выступили многие видные исследователи, в том числе Б.Г.Семенов, Н.Н.Данилов, Л.Н.Добринский, В.Г.Оленев (1968), В.В.Банников (1969).
   Численность водоплавающих птиц в Западной Сибири к семидесятым годам за предыдущие 15—20 лет сократилась, по оценке А.М.Гынгазова, приведенной М.П.Венгеровым (1979), примерно в десять раз.
   В связи с непрекращающимся снижением численности водоплавающих птиц весенняя охота на них с 1968 года в Челябинской области была запрещена и не проводилась до 1991 года.
   Запрет весенней охоты способствовал росту численности гнездящихся в области уток. По данным учетов охотопользователей, представленных в Госохотинспекцию, численность водоплавающих птиц в области с 1970 по 1990 год увеличилась соответственно с 302 тыс. до 979 тыс., или в 3,2 раза.
   В этот период сокращение численности птиц происходило в 1975, 1980, 1981 и 1985 годах, что связано с резким ухудшением условий гнездования в связи с засухой. Особенно неблагоприятными были 1975 и 1985 годы. В ряде районов (Еткульский, Красноармейский, Октябрьский, Увельский) в эти годы высохло до 30—40 процентов мелких озер и болот.
   Как установлено рядом исследований (А.Н.Михантьев, 1978), в засушливые годы гибнет значительное число кладок птиц, в том числе у кряквы до 32 процентов, у красноголового нырка до 48 процентов, у хохлатой чернети до 66 процентов. В значительных количествах в этот период гибнут и утята, не успевшие подняться на крыло. Эти показатели соответственно равняются 50-55 процентам, 53-66 процентам, 55-66 процентам.
   Исследованиями установлено также, что при уменьшении биологической емкости угодий в результате усыхания водоема усиливаются действия внутрипопуляционных механизмов в саморегулировании численности популяций и снижения ее в соответствии с изменившимися условиями. Таким механизмом, как утверждает А. Михантьев (1978), служит территориальное поведение уток. Оно выражается в преследовании селезнем чужих самок и пар, вторгшихся на охраняемый им гнездовой участок, и, таким образом, происходит рассредоточение гнезд. Это снижает число гнездящихся птиц и в конечном счете уменьшает продуктивность популяции.
   Именно такое поведение селезней часто воспринимается как борьба между «лишними» селезнями за самку.
   Увеличение численности водоплавающих птиц на территории области за 24-летний период в 3,2 раза является бесспорным итогом длительного запрета весенней охоты, который был подкреплен в области рядом организационных мер.
   Наиболее ярко итог виден, как указано выше, на примере увеличения численности гнездящейся в области популяции серого гуся, который, по данным исследований Н. Н. Данилова (1968), к концу 60-х годов считался на территории многих районов области исчезнувшим видом.
   Среди других видов водоплавающих птиц серый гусь является весьма осторожной птицей осенью и наиболее уязвимым весной в период гнездования. Он предельно остро реагирует на фактор беспокойства и покидает водоемы, где ведется охота, рыбная ловля и другая хозяйственная деятельность.
   Общее увеличение гнездящейся популяции серого гуся с 2,5 тыс. в 1970 году до 67,7 тыс. в 1990 году в густонаселенной, индустриальной Челябинской области является лучшим подтверждением целесообразности запрета весенней охоты.
   При наличии различных подходов к проблеме весенней охоты они сводятся в основном к следующему:
   Сторонники открытия весенней охоты утверждают, что весной в угодья возвращается больше самцов, чем самок, которых осенью добывается больше, чем самцов (Я.С.Русанов, 1987).
   Поэтому длительный запрет весенней охоты привел к тому, что якобы появилась значительная диспропорция в половой структуре популяций птиц, а это может привести к полному исчезновению отдельных видов (Гулай, 1991). Для предотвращения этого (в целях сохранения популяции водоплавающих птиц) сторонники весенней охоты считают необходимым регулярно весной отстреливать «лишних» селезней, чем будет якобы поддерживаться высокая численность птиц. При этом утверждается (Я.С.Русанов, 1987), что отстрел «лишних» селезней ведется, как правило, на весенних разливах, не являющихся местами гнездования птиц, и поэтому фактор беспокойства здесь сводится к нулю.
   Собранные в ходе работы над книгой сведения опровергают вышеуказанные утверждения.
   Прежде всего эти утверждения опровергаются увеличением численности уток на территории области в период закрытия весенней охоты в 3,2 раза, а серого гуся в 27 раз.
   Рост численности водоплавающих птиц косвенно подтверждается данными результатов добычи.
   Только за 16 лет (с 1977 по 1992 год) учтенная добыча водоплавающих птиц в области возросла в 3,6 раза (соответственно с 47 432 до 17 2540).
   При этом нужно иметь в виду, что значительное число добытых птиц оказывается по разным причинам не учтенным.
   Наиболее достоверными являются данные о количестве добываемых уток, полученные путем анкетных опросов. Анкетным опросом охотников области в 1971 году, проводимым в рамках всероссийского учета добычи водоплавающих птиц спустя четыре года после запрета весенней охоты, в области на одного охотника в среднем приходилось 17 птиц, в том числе 0,3 гуся, что соответствовало среднему показателю добычи в РСФСР («Охотоведение», 1975). При этом на территориях Зауральской и Западно-Сибирской зон было добыто в среднем по 24,6 птицы.
   Проведенные в 1988, 1990 и 1991 годах Областным комитетом по экологии и природопользованию анкетные опросы охотников (количество опрошенных соответственно 384, 889, 155) дали следующие показатели добычи водоплавающих птиц в среднем на одного охотника:
   1988 год — 30 птиц, в том числе 0,86 гуся.
   1990 год — 36 птиц, в том числе 0,59 гуся.
   1991 год — 35,6 птицы, в том числе 0,60 гуся.
   (Опрос охотников в 1991 году проводился только в четырех районах: Еткульском, Красноармейском, Кунашакском, Октябрьском).
   Результаты анкетных опросов опубликованы в газете «Челябинский рабочий» (А. С. Матвеев 1990).
   Приведенные показатели успешности охоты свидетельствуют об увеличении численности водоплавающих птиц, гнездящихся в области, так как основную массу добытых птиц составляют птицы, добытые в первые четыре недели охоты до начала массового пролета птиц из северных районов.
   Анкетным опросом 1988, 1990, 1991 годов установлено также соотношение полов добываемых птиц охотниками в летне-осеннем сезоне.
   Эти результаты представлены в таблице 13.
  

Таблица 13  

Соотношение полов различных видов водоплавающих птиц, добытых на территории Челябинской области в 1988, 1990, 1991 годах
   (по данным анкетных опросов)
Вид Добыто респондентами

Соотношение полов, %

  всего %от общего количества селезней, гол. уток, гол. селезней уток
1988 год
Кряква 3370

28

1882

1488

56,0

44,0
Серая

1405

11,7

643

762

47,5

52,5
Широконоска

574

4,7

308

266

53,7

46,3
Чирки

3218

26,8

1460

1758

45,4

54,6
Красноголовый нырок

1385

11,5

814

571

58,8

41,2
Хохлатая чернеть

1025

8,5

571

454

55,8

44,2
Гоголь

1059

8,8

611

448

57,7

42,3
Итого:

12 036

100

6289

5747

52,3

47,7
1990 год
Кряква 6816 26,5

3967

2849 58,2 41,8
Серая 3448 13,3 1718 1730 49,8 50,2
Широконоска 1300 5 662 638 50,9 49,1
Чирки 6316 24,4 3537 2779 56,0 44,0
Красноголовый нырок 3198 12,3 1886 1312 58,9 41,1
Хохлатая чернеть 2216 8,5 1193 1023 53,8 46,2
Гоголь 2571 10 1512 1059 58,8 41,2
Итого: 25 865 100 14 475 11 390 55,9 44,1
1991 год
Кряква

2316

47,4 1344 972 58,0 42,0
Серая

756

15,4 437 314 58,0 42,0
Широконоска 177 3,6 94 83 53,0 47,0
Чирки 860 17,6 509 351 59,0 41,0
Красноголовый нырок 313 6,5 204 109 65,0 35,0
Хохлатая чернеть 193 3,9 125 68 64,7 35,3
Гоголь 274 5,6 193 81 70,5 29,5
Итого: 4884 100 2906 1978 59,5 40,5

   Примечание:
   Чирки, оба вида, обитающие в области (свистунок и трескунок), в анкетах объединены, так как отличительные характеристики этих видов для многих охотников малоизвестны.

   Как видно из таблицы, в летне-осеннем отстреле в числе добытых птиц всех видов доминируют самцы, что опровергает сообщения о якобы большем отстреле осенью самок, чем самцов.
   Необходимо учитывать то, что не все опрашиваемые охотники достаточно четко фиксируют состав добытых ими птиц по полу, некоторые из них вообще недостаточно хорошо знают внешние половые различия птиц, однако общие показатели следует, очевидно, считать близкими к истине. Более высокий показатель отстрела селезней следует объяснить, очевидно, несколькими причинами.
   Во-первых, избирательностью охотника при выборе птиц во время отстрела, особенно осенью, когда вылинявшие селезни становятся более привлекательными как трофей.
   Во-вторых, возможно, несколько большим числом селезней, появляющихся в выводках, что может являться определенной реакцией популяции, направленной на саморегулирование численности в связи с ухудшением общей экологической обстановки (сокращение площади гнездования, а также изменение химического состава воды вследствие загрязнения ее пестицидами и минеральными удобрениями). В целом же соотношение полов добытых птиц: 1988 г. — 1:1,09; 1990 г. — 1:1,27; 1991 г. — 1:1,4 в пользу самцов является нормальным, не требующем «хирургического» вмешательства.
   Недостаточно основательно и утверждение о том, что весной к местам гнездования возвращается больше селезней, чем уток.
   Во-первых, нет достаточных глобальных данных о численности и половой структуре птиц на местах зимовок.
   Во-вторых, отсутствует какой-либо регулярный учет состава птиц в охотничьих хозяйствах во время весеннего пролета и гнездования. Требует изучения поведение селезней, являющихся у большинства видов моногамами (точнее, видимо, относительными моногамами), в начале брачного периода и в ходе последующего гнездования птиц.
   Требует изучения также поведение самок в начале брачного периода и в момент откладывания яиц. Во время откладывания яиц утка ведет относительно скрытый образ жизни с находящимся поблизости селезнем и поэтому не попадает на глаза наблюдателю, чем создается умозрительный «перевес» в сторону самцов. Необходимо изучение и режима прилета на места гнездования птиц с учетом их полового состава. Как известно, у ряда видов самцы и самки прилетают к местам гнездования неодновременно. Таким образом, в определенные периоды каких-либо представителей популяции в угодьях может быть больше, чем других, что также дает искаженное понятие о половой структуре популяции.
   Такие исследования требуют значительного времени, поэтому они здесь обозначены как проблемные.
   В-третьих, нет законченных исследований, которые могли бы подтвердить положительное влияние весенней охоты (изъятие из популяций «лишних» селезней) на более высокую продуктивность этих популяций. Хотя, как известно, охота на водоплавающих птиц весной в течение длительного времени ведется в районах Крайнего Севера.
   В то же время неоспоримым является воздействие фактора беспокойства на условия размножения птиц там, где на водоемах в весеннее время ведутся охота и хозяйственная деятельность (ловля рыбы и т. п.).
   Утверждение о том, что весенняя охота на селезней ведется только на весенних разливах, не являющихся местами гнездования птиц, и поэтому не имеет отрицательных последствий как фактор беспокойства — несостоятельно.
   Собранные материалы показывают, что подавляющая часть охотников весной охотится с лодок на коренных водоемах, чем причиняет, бесспорно, беспокойство гнездящимся птицам.
   Весенние разливы озер и болот в условиях Челябинской области, когда каждый второй год является засушливым (Л.Д.Колесников, 1982), бывают крайне редкими.
   Температурные режимы, формирующиеся в последний ряд лет (раннее таяние снега в начале весны и вымораживание влаги в ночное время), до минимума сокращают поверхностный сток, а осуществленная распашка прибрежных территорий привела к тому, что весенние талые воды, проникая в пахотный слой, уже не скатываются в водоемы. Вытаптывание крупным рогатым скотом прибрежной зоны также изменило гидрорежим водоемов. Существовавшие ранее родники по берегам водоемов и подпитывающие их оказались вытоптанными. Это привело к тому, что таяние снега весной не наполняет ложе коренных водоемов, не обеспечивает даже «заберегов».
   Разрешение в Челябинской области весенней охоты в 1991—1993 годах позволило собрать некоторые сведения и обобщить их. В 1991 году весенняя охота открывалась на водоплавающих птиц в Варненском, Красноармейском и Кунашакском районах области с 23 по 30 апреля (8 дней). В ней приняло участие, по данным Областного общества охотников, 3657 человек. В результате охоты было добыто 4257 селезней различных видов, что в среднем составило по 1,39 птицы на одного охотника.
   В 1992 году весенняя охота была открыта в 14 районах: Аргаяшском, Агаповском, Верхнеуральском, Варненском, Еткульском, Кунашакском, Красноармейском, Кизильском, Карталинском, Троицком, Пластском, Увельском, Чебаркульском, Чесменском, в ней приняло участие около 6 тыс. охотников, ими добыто 12 449 птиц (селезней разных видов), в среднем по две птицы на одного охотника.
   Общество охотников не вело учета участия членов общества в весенней охоте, что свидетельствует о низком уровне организации работы, не соответствующим уровню решения проблемы «регулирования» структуры популяции водоплавающих птиц. Охота открывалась на 10 дней — с 25 апреля по 4 мая.
   В 1993 году весенняя охота была открыта в 12 районах: Агаповском, Аргаяшском, Брединском, Варненском, Верхнеуральском, Карталинском, Красноармейском, Кунашакском, Сосновском, Троицком, Увельском, Чебаркульском с 30 апреля по 6 мая (7 дней).
   По данным Управления охотничьего хозяйства (В.В.Мацепа, 1993), в охоте приняли участие 8275 охотников, ими было добыто 9855 селезней различных видов водоплавающих птиц, в среднем по 1,19 птицы на одного охотника.
   Учитывая, что весенняя охота 1993 года носила более массовый характер, чем в предыдущие годы, на основании анкетных и других данных проведен анализ результатов, в том числе исследована нагрузка на охотничьи угодья в процессе охоты.
   Результаты исследований представлены в таблице 14.  

Таблица 14  

Нагрузка на водно-болотные угодья во время проведения весенней охоты в сезоне 1993 года
   (по анкетным данным)  

Районы

К-во охотохозяйств, открывших охоту

Водоемы, на которых открыта охота

К-во охотившихся

Среднее к-во охотников вдень

Площадь водно-болотных угодий, приходящихся на охотника, га

п/п

количество

общая площадь, га

1

Агаповский

1

1

20

57

8

2,5

2

Брединский

1

2

25

143

20

1,25

3

Верхнеуральский

5

10

12 800

365

52

270

4

Варненский

1

3

600

78

11

78

5

Красноармейский

10

16

6531

993

141

46

6

Кунашакский

14

20

26 400

2148

262

100

7

Сосновский

1

2

1800

124

17

105

8

Увельский

1

20

5925

1002

129

42,8

9

Чебаркульский

1

3

1271

159

22

57

Итого:  

35

77

64 225

4175

596

107

   Примечание:
   Из 12 районов, где была открыта весенняя охота, по трем районам: Аргаяшскому, Карталинскому и Троицкому данные отсутствуют.

   Как видно из таблицы, нагрузка на водно-болотные угодья распределена неравномерно. При рекомендуемой норме территориальной пропускной способности водно-болотных угодий при охоте на уток весной — 100 га водно-болотных угодий (Д. Н. Данилов, 1965) — это требование не соблюдается, в том числе в основных «озерных» районах: Красноармейском, Увельском, Чебаркульском. В конкретных охотохозяйствах этот показатель еще ниже: на озере Еланном (хозяйство Треустан) на одного охотника приходилось всего 10 га; на озере Сухое (хозяйство Боровое) — 5 га; на озере Сорочкино (хозяйство Чучкалы) — 24 га; на озере Долгое (хозяйство Курлады) — 5 га.
   При такой нагрузке эти водоемы уже нельзя рассматривать как гнездовые. Данные анкет свидетельствуют, что основная масса охотников производила охоту с лодок непосредственно на озерах и болотах, в лучшем случае на их береговых плесах. Таким образом, фактор беспокойства для уток сохранялся в течение всего сезона охоты.
   Конкретные результаты охоты в разрезе районов представлены в таблице 15.
  

Таблица 15  

Результаты весенней охоты на селезней водоплавающих птиц  в 1993 году  
(по анкетным данным)  

  Кол-во добытых птиц К-во птиц, добытых в среднем на охотника за сезон
всего, гол. нырковые речные
всего,
гол
%
красноголовый нырок,
гол
%
всего,
гол

%
кряква
гол

%
1 Агаповский 55 17
31
- 38
69
- 1,0
2 Брединский 279 - - 279
100
143
51
1,9
3 Верхнеуральский 318 11
 3,4
11
100
307
96,6
246
80
1,2
4 Варненский 107 38
45
3
8
69
65
14
20
1,7
5 Красноармейский 2248 1432
63,7
757
52,8
816
36,3
457
56
2,1
6 Кунашакский 3960 2621
66,3
1689
64
1339
33,7
651
48
2,38
7 Сосновский 66 62
94
- 4
6
3
75
0,41
8 Увельский 1075 549
51
249
45
526
49
215
40
0,96
9 Чебаркульский 124 36
29
36
100
88
71
88
100
0,7
Итого: 8232 4766
51,8
2745
51
3466
42,2
1577
45
1,6

   Примечание:
   Из 12 районов, где была открыта весенняя охота, по трем районам: Аргаяшскому, Карталинскому, Троицкому данные отсутствуют.

   Как видно из таблицы, большую часть птиц — 57,8 процента — составляют нырковые виды, при этом красноголовые нырки, наиболее массовый вид, гнездящийся на водоемах области, от числа нырковых видов — 51 процент, а от общего числа всех видов — 33,3 процента.
   Речные утки — главный объект охоты, на который ориентируются при планировании открытия охоты весной (подготовка подсадных уток и т. д.) - - составляют только 42,2 процента.
   Большое число добытых нырковых птиц подтверждает факт охоты на уток непосредственно на коренных водоемах, а не на весенних разливах, то есть в местах гнездования птиц, что неблагоприятно сказывается на условиях их воспроизводства.
   Исследованиями, проведенными на озерах лесостепной зоны области старшим научным сотрудником Ильменского государственного заповедника Н.С.Гордиенко (1993), установлено, что количество гнездящихся птиц на водоемах, где велась весенняя охота, оказалось в два раза меньше, чем на сходных по типологическим характеристикам водоемах, где весенняя охота не проводилась.
   Нужно учитывать, что в настоящее время, как показали исследования, речные утки, прежде всего кряква, вынуждены гнездиться непосредственно на водоемах, используя сплавины, кочки, так как обычные гнездовые стации в прибрежной полосе при интенсивном хозяйственном освоении (пастьба скота, распашка) стали малопригодными для гнездования. Таким образом, охота непосредственно на водоеме отрицательно влияет на все виды птиц.
   Зафиксированный в 1992 и 1993 годах низкий уровень добычи селезней весной — 1,6—2,0 птицы на одного охотника за сезон охоты (без учета подранков и браконьерской добычи самок) — не может решить проблемы регулирования полового состава популяции водоплавающих птиц посредством охоты весной.
   С учетом изложенного можно сделать следующий вывод: отрицательное влияние открытия весенней охоты (локально) на отдельных водоемах пока не сказывается на состоянии численности уток на больших территориях.
   Однако систематическое (ежегодное) проведение весенних охот и расширение площади водно-болотных угодий, где такая охота будет проводиться, несомненно, влечет за собой сокращение численности гнездящихся птиц.
   В заключение приведем высказывание по этой проблеме академика С. С. Шварца (1977): «Жизнь популяции или сообщества животных — строго определенное соотношение самок и самцов. Нелепо утверждать, что вот-де самцов уток, то есть селезней, можно убивать весной без всякого ущерба, ибо их больше. В природе все выверено, и тут можно не сомневаться, кто прав».

Chibilov, 23.03.2007   
[ Напечатать статью с сайта Красная книга Челябинской области ]

Рейтинг@Mail.ru Красная Книга и ООПТ Челябинской области - Увильды, Тургояк, Ильменский заповедник

© REDBOOK.RU, 2003-2008
© Е. Чибилев, ICQ 9159246